Федор Гоголь: «Моя жизнь и футбол – неразделимы»

15 апреля 2005


Выпуск №: 5


Просмотров: 9410


История Генического футбола ХХ ст. заслуживает отдельного исследования. Десятки футболистов, отдавших этому виду спорта свои лучшие годы, ждут, чтобы кто-то озвучил их имена, беспристрастно рассказал об их заслугах и достижениях, поражениях и ошибках.

Почти четверть века отдал футболу Федор Михайлович Гоголь, легендарный «Фека», многолетний лидер сборной Геническа 50-60 гг. ХХ ст., а также один из лучших игроков Херсонщины, выступавший в составе сборной области на республиканском уровне.

Его отец Михаил Гоголь, коренной геничанин, работал грузчиком в порту, а мама, Анна Тельвак, родом из Дрогобыча, была домохозяйкой. Первая мировая и гражданская войны разбросали их многодетную семью по свету: братья нашли пристанище в Канаде, Германии, а Анна с сестрой оказались в Геническе, работали на хуторах у зажиточных хозяев в окрестностях города, неделю одна, неделю – другая. В 1928 г. во время эпидемии тифа сестра умерла, Анна так и не узнала, где ее могила, умерших хоронили в братских могилах.

Федор Гоголь родился в 1931 г., как и все мальчишки гонял после школы тряпичный мяч, а перед самой войной отец купил ему настоящий, резиновый, за который его зауважали все ровесники с ул. Казакова (сейчас Махарадзе), где жила их семья. С началом войны отец ушел на фронт, мужественно воевал, дошел до Берлина, был ранен. Федор, сестра Шура с матерью остались в оккупации, самое яркое воспоминание о которой – матч генических футболистов с немцами.

Перед войной сильнейшей футбольной командой в районе была команда артели «Производственник». Футболисты были кумирами молодежи, им старались подражать в одежде, походке, прическах и, конечно, манере игры. Так получилось, что в оккупации осталось несколько членов нашей футбольной команды. Один из них, грек Айва Биджанов, выяснил, что среди немцев также есть футболисты, и предложил сыграть с геничанами. Немцы согласились и даже выдали нашим футболистам форму: черные трусы с белыми лампасами, белые носки, синие майки. На территории стадиона тогда располагалась зенитная батарея, поэтому решили играть на площадке, где сейчас центральный рынок, тогда там был колхозный стан, стояла сельхозтехника, загоны для скота. Федор Михайлович помнит некоторых футболистов того матча: Виктор Семеняченко, трое братьев Кубец, Анатолий Тисличенко, в воротах стоял Николай Сажнев. На матч пришло много геничан, подростки сели поближе к полю. Открыли счет немцы, выражая радость, включили сирены воздушной тревоги, но больше им радоваться не пришлось – в счете повели геничане и игра закончилась со счетом 3:1. Особенно радовались дети: свистели, стучали камнями по молотилкам, немцы не препятствовали этому «концерту».

После Победы в команду влились игроки, вернувшиеся с фронта: Николай Трон, Кузьма Омельяненко, Леонид Рыбак, Петр Ясыр, Николай Сажнев. Формы не было, на игры брали тельняшки у матросов с тральщиков в порту. Геничане принимали участие в матчах на первенство области, пробовал силы на большом поле и Федор Гоголь. Поступив учиться в Симферопольское железнодорожное училище, он вливается в его команду, которая под руководством тренера Анатолия Исаева стала обладателем кубка общества «Трудовые резервы». Как лучшего, Федора Гоголя пригласили играть за Симферопольский «Спартак», чемпиона Российской Федерации 1949 г. Запомнились ему победоносные игры на выезде: Таганрог, Ростов-на-Дону, Азов, Шахтинск, Красный Сулин, из поездок по которым он привез в краткосрочный отпуск генической команде пару настоящих футбольных мячей.

В 1951 г. в Симферополе организовался окружной Дом офицеров, Федора пригласили играть в его команду, но из-за болезни родителей пришлось вернуться в Геническ. Пошел работать в ремонтно-строительную контору, но проработал там недолго. На стадионе, где проводил все свободное время, на воротах не было перекладины, а через два дня предстояла игра. Во вновь поступившей партии строительного леса был брус нужного размера, директора не было, и Федор, поддавшись на уговоры товарищей, разрешил им унести необходимое количество бруса, надеясь, что директор просто вычтет его стоимость у него из зарплаты. Но директор, прикрывая свои темные делишки, недостачу доски, написал докладную прокурору.

Спасло Федора от суда то, что в футбольной команде играли Виктор и Леонид Евпатченко, сыновья прокурора. Несмотря на возражения директора Григория Двойных, прокурор согласился, что брус Федор взял для общественного пользования, но из ремонтно-строительной конторы пришлось уйти.

Скирдовал солому во Фрунзе, работа тяжелая с утра до вечера, но оплачивалась хорошо. Как-то под вечер подъезжают под скирду на полуторке спортивные организаторы Тимофей Свиридов и Бенцион Лейкин: «Выручай! Через день игра, а наши бомбардиры поехали поступать в институт. Собрали команду, но нужен капитан.»

Надо – значит надо! В шесть утра на эту же полуторку сели те, кого смогли найти: Виктор Кудинов, Анатолий Чипко, Николай Печников, Владимир Комаров и еще несколько ребят, сюда же погрузили 15 буханок подового хлеба, мешок сушеных бычков, ящик помидор. До Каховки ехали шесть часов – постоянно закипал мотор и приходилось бегать с ведром к придорожным колодцам. Поселились в Доме культуры, плотно пообедали, а тут выясняется, что через час игра с Цюрупинском. Несмотря на горячую поддержку земляков, специально приехавших поболеть со строительства Каховской ГЭС, геничане проиграли 4:2. Немного поднял настроение директор ДК, бывший геничанин Терещенко:

– Земляки, приехали народные артисты Л. Орлова, Н. Крючков, Б. Андреев – я вас бесплатно пропущу, только помогите пианино перевезти!

Кто бы отказался воочию увидеть любимцев всей страны! Впечатление от общения с артистами до сих пор вызывает улыбку у Федора Михайловича, хотя прошло более полувека. В это время в Каховке проходило первенство СССР по академической гребле, наши футболисты познакомились с москвичами, угощали их хлебом и бычками. На последующие игры приехала подмога: Павел Пискун, Виктор Евпатченко, Виктор Тисличенко и вместе с ними пришла победа. А при награждении выяснилось, что в чемпионы пророчили сборную Каховки: ей и выгравировали кубок, подписали грамоту, поэтому геничане-чемпионы вернулись домой с пустыми руками. Не верили в победу нашей команды и те, кто финансировал поездку.

Председатель колхоза «Прогресс» Памфил Титович Лозовой выгнал пришедших к нему за премией футболистов: когда кубок и грамоту принесете – тогда получите!

В начале 50-х годов в районе интенсивно развивался спорт, появились спортивные общества «Авангард», «Колос», «Буревестник», «Спартак». Сильные футбольные команды были в Новогригорьевке, Ровном, Партизанах. Генических футболистов отличала хорошая физическая закалка, наряду со специальными упражнениями они использовали и природные факторы, развивая выносливость и силу ног, заходили в море выше колен и играли в «блошку» или мяч. Зимой занимались в спортзале, вязали сетки на ворота, сами топили и убирали в зале.

Осенью 1952 г. Федора призвали в армию, службу проходил в Калининградском военном округе, которым командовал маршал Баграмян. Будучи поклонником футбола, он всячески содействовал его популяризации в войсках. С весенним призывом в авиационную школу техников реактивных самолетов, где служил Федор, пришло пополнение – игроки московского «Динамо» и «Спартака» и на первенстве военного округа авиатехники заняли второе место. Имея квалификацию старшего механика после школы, Федор решил проситься в часть на территории Германии, откуда земляки-геничане писали письма, описывая прелести службы. Но командиры отсоветовали: «Тебе что – жизнь не дорога? Там до сих пор наших на каждом шагу убивают?!»

Продолжил службу в Харькове, в Белостоцкой Краснознаменной воздушной дивизии: несмотря на большую загруженность, все свободное время отдавал занятиям любимым футболом, тренировался за харьковский «Авангард», игравший в классе «Б». В армии прослужил почти четыре года и вынес оттуда убеждение, что в спорте, как и в армии, должны главенствовать дисциплина и чувство ответственности. Было много заманчивых предложений, но Федор остался верен родному Геническу.

Назначили председателем спортобщества «Буревестник», тогда футболисты были прикреплены к различным организациям и получали зарплату кто в артели «Возрождение», кто на арматурном или рыбозаводе. Была у геничан возможность повышать мастерство в играх с заезжими командами мастеров, игравшими в классе «Б». Летом они находились на сборах в Крыму и, созваниваясь или присылая парламентеров, предлагали сыграть на интерес. Сходились на 1200 рублях (тогда месячная зарплата водителя). Геничане видели игру и нередко поражения команд Запорожья, Харькова, Донецка, московского «Спартака», ленинградской «Трудовые резервы».

Такие дружеские встречи могли происходить два-три раза в неделю и трибуны стадиона, вмещавшие четыре тысячи человек, были заполнены.

Много для районной сборной сделал первый секретарь райкома Георгий Пахомов, бывавший на всех играх футбольной команды. Как-то геничане поехали на чемпионат в честь освобождения г. Феодосии, но машину на Чонгаре завернули обратно – тогда по Украине распространялась эпидемия ящура и у водителя не было нужной справки. На Валке – тоже не пропускают. Обратились к Пахомову, тот лично провел команду через пост, шутливо пригрозив наказать, если проиграют. Как можно было не оправдать доверие такого человека. Пахомов же следил за материальным обеспечением команды.

В 1958 г. на 20-летие дружбы с Махарадзевским районом в Геническ приехала большая делегация из Грузии, в составе которой была и футбольная команда. Решили померяться силой и умением. Сыграли со счетом 2:2, как говорится, победила дружба. После, на Арабатской Стрелке, соперничество продолжалось за товарищеским ужином в песнях и танцах и, конечно, клялись вдруг другу в вечной дружбе. А через день махарадзевцев пригласили сыграть с херсонским «Спартаком», тогда находившемся не в лучшей форме.

–Чтобы уравновесить силы, – вспоминает Федор Михайлович, – меня, Алика Новицкого и Колю Войнаровского попросили сыграть на стороне херсонцев. Я знал, что грузины обидчивые, но не до такой степени, как оказалось. Во время игры мы с Войнаровским забили махардзевцам по голу. Счет 2:0. Кто-то из херсонцев, оценив нашу игру, сказал, что геничанам надо при жизни памятник поставить. Переоделись, садимся в автобус, а грузины нас не пускают. Если бы не директор кинопроката Василий Курасов, случайно оказавшийся на игре и захотевший угостить земляков и их гостей, ночевали бы мы на лавках в раздевалке.

А махарадзевцы через день пришли к нам на тренировку мириться: уезжаем, не поминайте лихом, ждем в гости. Через три месяца делегация геничан собиралась в Грузию, но футбольную команду не пригласили. А мастерство геничан росло. В том же году они выиграли кубок Херсонской области.

Остро в пятидесятые годы стоял квартирный вопрос. Спорткомитет приглашал талантливых спортсменов из сел района, а также Акимовки, Мелитополя, Феодосии, а жить им было негде. Не каждый мог получить ссуду, а личной помощи Бориса Наумовича Ройтмана, директора Партизанской межрайбазы, большого любителя и ценителя футбола, на всех не хватало. Поэтому идея спорткомитета поселить всех спортсменов в Спортивном переулке отпала как-то сама собой. Молодые люди мечтали о благоустроенных квартирах, этим пользовались заезжие эмиссары из команд-мастеров. Предложили и Федору Гоголю перейти в основной состав херсонского «Спартака». Вспомнил он слова симферопольского тренера Анатолия Исаева «Думай о себе» и принял предложение херсонцев.

Прекрасно владея техникой и тактикой игры, Федор играл в нападении, никогда не жадничал мячом, давал забивать товарищам по команде. В этот период посчастливилось побывать в Москве, на игре СССР–Англия, в Лужниках, увидеть наяву звезд советского футбола: Башашкина, Огонькова, Разинского, Татушина, Нетто, Яшина. Но однажды на тренировке «потянул пах» – растянул мышцы, требовалось лечение, но Федор не мог подвести команду. Тренер Карл Сабо поставил Федора в защиту, а потом стал выпускать реже и реже. Как-то на матч в Херсон приехал Георгий Пахомов, а слухи в футбольной среде разносятся быстро, подошел к Федору, уныло сидящему на скамейке запасных, и сказал: «Федя, чтоб завтра был дома!»

Вернувшись в Геническ, Федор Михайлович устроился в «Смешторг» отборщиком, затем перешел водителем. На машине проработал более тридцати лет, до самой пенсии. Постепенно последствия травмы прошли, и Федор вернулся к игре. В те годы генические спортсмены – постоянные участники областных фестивалей, автобусы тогда были редкостью и легкоатлеты, боксеры, штангисты, футболисты добирались в Херсон на открытых машинах. «Настелим соломы, укроемся брезентом и поем песни, – рассказывает Федор Михайлович, – иногда наша колонна насчитывала до 20 машин». На одном из таких фестивалей наш герой познакомился с волейболисткой Ниной Скороед, а вскоре состоялась их свадьба.

Кстати, на грузовиках футболисты ездили не только в областной центр, но и дальше, например, в Кривой Рог (около 400 км.), где играли на Всеукраинском первенстве спортобщества «Авангард». Туда ехали под дождем и машина ЗИС-5, в отличие от закаленных футболистов, сломалась. Назад решили добираться поездом, но денег команде хватило, чтобы взять билеты до ближайшей станции, а потом, пустив в ход все мужское обаяние, уговорили проводницу довезти их до Новоалексеевки. Но в Мелитополе нарвались на ревизора. Тот, выслушав невеселый рассказ, «зайцев» с поезда снял, пообещав сообщить о безнравственном поступке геничан по месту работы, что по тем временам было большим позором, но, наверное, по-человечески пожалел наших футболистов.

Наиболее памятна Федору Михайловичу игра в Каховке в 1959 г. на кубок Совнархоза с каховским «Авангардом». Работу судьи оплачивали команды, но судья геничанин Николай Борисенко решил «по знакомству» попросить у Т. Свиридова, председателя райспорткомитета, дополнительно 100 рублей на вечеринку. Тот категорически отказал: «И так выиграем!» Но вот геничанам не засчитали один мяч, другой, пятый. Херсонцы играли жестко, восемь наших игроков получили травмы, Жора Алексеенко попал в больницу с сотрясением мозга, а замены не было. Поле в Каховке – мелкая белая жерства, было красно-зеленым от крови геничан и зеленки, которой смазывали раны футболистов.

В 60-е годы в команду пришли игроки, умеющие показать красивую результативную игру: В. Жуков, В. Мещеряков, Н. Железов, С. Белых, В. Семилетов, А. Синицын, К. Неватос, В. Расламбеков, О. Пискун, В. Тисличенко, А. Рохманенко. Эти ребята при надлежащем финансировании могли бы играть в классе «Б».

Свою карьеру футболиста Федор Михайлович закончил в 1969 г. Во время дружеской встречи ветеранов в Новотроицком получил травму, от которой долго не мог оправиться и последствия которой напоминают о себе до сих пор. Живет Федор Михайлович уединенно, с женой Ниной Ивановной, операция по улучшению зрения не дала положительных результатов. Болезненно воспринимает ветеран упадок футбола в районе. Причин этому он видит несколько: во-первых, ушло у футболистов чувство настоящей любви к футболу, заставлявшее игроков старшего поколения мчаться на матчи за сотни километров; второе – отсутствие материального обеспечения игроков, если бы им платили хоть минимальную заплату, команда крепла, наращивала мастерство, а так поиски заработка заставляют их пренебрегать тренировками, что проявляется в снижении профессионализма; третье – ушел болельщик, а играть без поддержки, при пустых трибунах – тяжело. Радует ветерана поддержка детского футбола, верит, что уже через несколько лет слава генических футболистов возродится. И, возможно, многие из этих ребят смогут сказать о себе подобно Федору Гоголю: «Моя жизнь и футбол – неразделимы!»

Геннадий Пархоменко

Комментариев: 0
Оставить комментарий:
(ваш комментарий будет виден после модерации администратором)
Ваше имя:
Ваш e-mail:
(необязательно)
Ваш комментарий:
Все статьи за


































































































































































Статей: 3069

Ключевых слов: 82

Комментариев: 42