Ученик достойный учителя

30 сентября 2005


Выпуск №: 7


Просмотров: 8283


Много раз любовался работами художника-керамиста Владимира Шпака «под лестницей» — разножанровой художественной выставке под открытым небом по ул. Махарадзе, куда генические художники и мастера прикладного искусства выносят на продажу свои творения, чтобы как-то окупить затраты понесенные на создания свои. Да и в кабинетах высоких начальников мне становилось уютнее, когда из-за стекла громоздких шкафов, мне подмигивали его ни с чем не сравнимые персонажи Николая Гоголя, Франсуа Рабле, узнаваемые генические типы. Но наша встреча с автором все откладывалась. Но вот я в «святая святых» керамиста — его мастерской. Сходу хозяин спросил, кто мои родители — договариваясь о встрече я назвал фамилию. Оказалось мама Владимира и мой отец знали друг друга по работе на рыбоконсервном заводе — мир тесен — это нас сдружило позднее.

Шведская стенка, брусья, гантели, находящиеся в мастерской, как-то объясняют атлетическую фигуру Шпака. Привязанность к спорту у Владимира зародилась в начале семидесятых годов уже прошлого столетия, когда геническая молодежь пробовала заниматься культуризмом по польским журналам. Да и сегодня художнику без спорта нельзя, если по много часов в день работают только мышцы пальцев и глаз.

На второй этаж ведет винтовая лестница, которая охраняет дружелюбный пес Чарли. Верхнюю комнату по периметру опоясывают книжные полки впритык заставленные литературой по истории искусства, многолетними подшивками российских и украинских «толстых» журналов. «Это то, что меня когда-то интересовало», —пояснил Владимир заметив мой интерес к литературе. Возле окна, в которое заглядывают ветви ореха и груши — мольберт с натянутым холстом, на стене в рамке — фотография Николая Писанко, учителя и наставника Владимира Шпака с которым его связывала тридцатилетняя дружба.

Интересна история их знакомства. В изостудию при Доме пионеров, где преподавал Писанко, Владимира и его товарища привела бабушка последнего, решившая, что 11-тилетним подросткам уже не к лицу лазать по обрыву, а следует заниматься более серьезным делом. Писанко, склонившись над мольбертом что-то рисовал. Оглянувшись, художник с прищуром посмотрел на пришедших, а потом кистью показал на Шпака — этот пусть остается, а другого отведите в танцевальный кружок.

Николай Николаевич рассмотрев в подростке большие задатки, старался развить их: часто приглашал в свою домашнюю мастерскую — «диванную комнатку» с окном в потолке по ул. Петровского, 28, где тогда еще жил. Давал читать книги по искусству, сознательно готовил Шпака к поступлению в художественный институт. Да и не только его, но судьба распорядилась так, что институтом культуры для Владимира стала нелегкая жизнь, в которой всегда помнил наставления Учителя: Если у тебя большая душа — будешь большим художником, мелкая — станешь мелким мазилой. Шпака в юности тянуло к настоящим мужчинам. В школе его старший товарищем был учитель химии Евгений Голуб, всесторонне развитый человек, хороший знакомый Писанко. Втроем они часто выходили на писанковском баркасе в море, ловили бычков, беседовали о жизни. Однажды закидывая удочку Николай Николаевич, как бы между прочим спросил ученика: что бы ты выбрал Володя, быть нищим, но все понимающим, или сытым равнодушным дураком? Этот «нечаянный» вопрос будет преследовать впечатлительного Владимира долгие годы. Шпак не стал нигилистом, отвергающим материальные блага, знает, что с деньгами жизнь намного объемнее и интереснее, но в жизни он ценит и оберегает в себе божественного. Рука поставленная Писанко по-прежнему тверда, а глаз точен. Для холстов он сам изобретает состав грунтовки, она не должна втягивать краски, ибо от этого тухнут цвета.

В последние годы жизни Писанко продолжает живо интересоваться делами учеников. Уже с трудом передвигаясь, Писанко подъезжал к дому Шпака на «Запорожце», тот захватив несколько фигурок, садился к учителю в машину. Николай Николаевич скептически относился к занятиям Владимира керамикой, называл его скульптуры «уродами». На критику учителя Шпак отвечал его же словами: «Искусство должно приносить людям радость». Шпаку приятно, когда его работы вызывают улыбку у зрителей, он уверен, что делать слащаво неприемлемо для мастера, нужно грубовато, как в жизни, так правдивее. В работах даже чувствуется материал из которого пошита одежда его героев. Бывает, образ вынашивается много месяцев, а делается два часа. Владимир говорит, что нет ничего приятнее специфического запаха горячей глины, когда достаешь свое творение из печи, в этом профессия керамиста сродни профессии хлебопека. Профессионально занимаясь керамикой последние десять лет, Владимир не забывает о живописи, часто ходит на этюды, их у него целые папки — когда-то пригодятся. Как и каждый мастер Владимир Шпак мечтает о выставках и каталогах. Пусть планы этого талантливого ученика великого учителя осуществятся.

Геннадий Пархоменко

Комментариев: 0
Оставить комментарий:
(ваш комментарий будет виден после модерации администратором)
Ваше имя:
Ваш e-mail:
(необязательно)
Ваш комментарий:
Все статьи за































































































































Статей: 2959

Ключевых слов: 82

Комментариев: 42